Kyiv Music Labs

Паша Холошев: «Мы с братом выросли на саундтреках к FIFA»

30850029_2082474025359438_1719001288_o

Группа Fontaliza презентовала клип на песню «Повільний рок-н-рол» из будущего альбома, премьера которого запланирована на осень. А мы пообщались с вокалистом Пашей Холошевым о его отношениях с братом, внутренних диалогах, рэп-батлах и, конечно же, о музыке.

Анастасия: Сразу хочу спросить об изменениях в составе группы, с чем это связанно?

Павел Холошев: Изначально Fontaliza была квартетом. Нас было четыре человека, и мы в самом начале играли на две гитары. Потом наш гитарист проштрафился, и мы его выгнали. После чего мы стали трио. Тогда мы грезили группой Muse, и идея трио нам понравилась. Прошло достаточно много времени, и после третьего альбома Born In Coal Dust мы уперлись в творческую стену. Хотелось каких-то изменений, освободить руки, тянуться к зрителям, взять акустическую гитару, поменять что-то в аранжировках, как-то музыкально изменить группу. Поэтому мы решили, что нам нужна свежая кровь, донор в роли моего младшего брата. Он не только важен для нас как музыкант, но и как творческая единица, помогает с видео и новыми идеями.

А.: А чем он занимался до того, как стал играть в Fontalizе?

П.Х.: Мы шли с ним параллельно, он тоже занимался музыкой. Его группа называлась One Eyed-Pirates. Начинали они как кавер-бэнд, играли Arctic Monkeys, Kasabian, всю эту британщину. Когда она распалась, я решил, что это тот самый момент и предложил ему перейти к нам в группу.

А.: У вас с братом были хорошие отношения в детстве, дружно жили?

П.Х.: Мы как все нормальные братья, естественно, дрались, конфликтовали. Любили играть вдвоем в бокс, а я как старший брат постоянно посылал его в нокаут. Ну мы были веселыми чуваками, постоянно что-то разбивали: люстры, стекла. Родители нас ругали, но мы всегда находили общий язык, особенно в музыке.

А.: На какой вы музыке росли?

П.Х.: Мы вообще выросли с братом на музыке, которая была саундтреками к FIFA. Это игра про футбол, в ней были идеальные саундтреки. Также мы любили музыку наших родителей. Они тоже музыканты, за это им большое спасибо. Слушали все, что играл наш папа под гитару. Сначала это были «Машина времени», Борис Гребенщиков. Еще были госпелы, типа Кирка Франклина. Довольно-таки разнообразный репертуар. Поэтому в плане музыкальной стилистики мы ничем не ограничены. Может быть в новом альбоме мы придумаем что-то такое нестандартное для нас с фирменными движениями :)

А.: Почему ты называешь брата Нестором, если его зовут Юра?

П.Х.: У нас была такая игра в детстве, мы придумывали друг другу разные старославянские имена. У нас была группировка людей, объединенных музыкой, и мы так дурачились. Все позабывали свои прозвища, а Нестор остался.

А.: А ты свое помнишь?

П.Х.: Я не помню, оно ко мне не прижилось.

30920401_2082474002026107_926396822_o

А.: Я читала, что ты для клипа «Повільний рок-н-рол» прошел курсы актерского мастерства, было сложно?

П.Х.: У нас было около 10 репетиций с балетом. Это был блиц-курс, прямо на съёмочной площадке режиссер проводила мне занятия. Она учила передавать свои эмоции, вести внутренние диалоги. Это нелегко, потому что вообще сложно быть собой, мне кажется, к этому нужно идти долгое время.  Я преклоняюсь перед теми людьми, которые в любой обстановке могут сохранить свое истинное лицо, не выставить себя лицемером или еще кем-то. Искусство актера, с одной стороны, лицемерно, потому что ты всегда должен облекать себя в какие-то новые формы, личности. А, с другой стороны, ты всегда должен оставаться собой в любой ситуации и вести себя естественно. Справиться мне помог внутренний диалог. Я понял, что мысль первична. Когда думаешь о том, что нужно сделать, твои движения невольно подстраиваются под мысль.

А.: А в повседневной жизни ты часто играешь или стараешься быть откровенным с собой и с окружающими?

П.Х.: Всегда по-разному, но мне нравится хотя бы немножко привносить в жизнь что-то такое странное, сюрреалистическое. Скучно быть всегда серьезным, хочется немного театра, поэтому я себя иногда заставляю играть.

А.: Какие у тебя любимые актеры, фильмы?

П.Х.: Конечно, это Джим Керри, но это классика. Мне нравится Эван Питерс из «Американской истории ужасов», он очень клевый. Фильм – «Муви 43» и много других. У нас с братом было хобби днями смотреть фильмы, мы открывали IMDb рейтинги и смотрели все подряд, поэтому сложно выбрать, это целый отдельный разговор.

А.: Я видела, что ты пришел с книжкой «Мы» Замятина, тебе нравятся антиутопии?

П.Х.: Да, я даже уже не помню, как я к ним пришел. Наверное, это мне досталось от родителей, от папы и от дедушки. У меня дедушка был преподавателем сопромата в институте, и папа тоже математического склада ума. Не знаю, может оно как-то взаимосвязано, а, может, потому что я пессимист :) Мне кажется, в антиутопии есть что-то правдивое, то, к чему мы, наверное, и придем, к логическому завершению. Мне нравятся эти здания советского конструктивизма, такие огромные, бесполезно огромные.  В этом есть какая-то такая помпезность, как и в антиутопиях. А книгу я читаю уже второй или третий раз, начал еще на первом курсе в институте, приходил в библиотеку и говорю: мне сегодня Замятина, через неделю Оруэлла или Хаксли. Думал, что библиотекарь уже взяла меня на заметку :)

А.: Думаешь, нам такое грозит?

П.Х.: По поводу единого государства, наверное, да, мы к этому придем. Люди вообще хотят, чтобы ими управляли, и им не нужна свобода.

А.: А другие жанры литературы тебе нравятся?

П.Х.: Мне нравится художественная литература. Не знаю, почему, но у моих родителей дома в библиотеке было много книг об успехе и бизнесе, я их все перечитал и понял, что нужно переключиться на художественную литературу. Мне нравятся умные книги Сорокина, Пелевина. Но их нужно иногда разбавлять историями попроще, например, Ремарком, чем-то для души, об этом тоже нельзя забывать.

30966080_2082474022026105_418624436_o

А.: Я читала, что песню «Повільний рок-н-ролл» ты написал на вечеринке. Как так получилось?

П.Х.: Да просто в вечеринке наступает какой-то момент тупняка. Все сидят с умным видом в телефонах и не знают, что сказать. Ты либо начинаешь дальше пить, что крайне неблагоприятно, либо находишь какое-то занятие. Вот я заскучал, а в голове появился мотив, я решил, что срочно нужно записать. Хорошо, что рядом всегда есть телефон с диктофоном. Я быстро побежал на балкончик, схватил гитару и записал его.

А.: Как ты вообще любишь проводить свой досуг: в шумных компаниях или в одиночестве?

П.Х.: В последнее время мне хочется уединения какого-то. Мы три года после переезда жили вместе с ребятами, было мало личного времени, пространства. А поскольку я человек компанейский, мне сложно отказывать, если кто-то хочет повеселиться, потусоваться или что-то у меня спрашивает. Я всегда на растерзании толпы, уже немножко от этого устал и сейчас хочется какого-то уединения.

А.: Почему рок-н-ролл «повільний»?

П.Х.: Потому что, в основном, в нашей музыке мы всегда куда-то спешили, нам хотелось побыстрее сыграть. Наш барабанщик ускоряет ритм, и мы вместе с ним. Этой песней нам хотелось притормозить, выдохнуть и пойти немножко в другом направлении, сменить ритм. Нам всегда более опытные музыканты говорили, что нужно сделать что-то в медленном темпе, вот мы и прислушались.

А.: В новом альбоме все песни такие?

П.Х.: У нас в новом альбоме будет и регги, немножко R’n’B, немножко джаза, шансона :) Он будет наполненный поисками фирменного движения, поэтому я сейчас даже не могу представить, каким альбом будет концептуально, но он будет наполнен жаждой и поиском.

А.: На какой стадии работы он сейчас находится?

П.Х.: У нас есть много материала, но он весь в демозаписи. Это очень трудоемкий процесс, нужно уладить со всеми музыкантами, кому какой трек нравится. Мы пройдем эту бюрократию, выберем новые треки и начнем над ними работать.

А.: В клипе рассказывается история о непонимании и «испорченном телефоне». Часто ли такие истории случаются в жизни и как находить с человеком общий язык?

П.Х.: Самопожертвованием, тут по-другому никак, нужно уступить.

А.: Всегда ли нужно уступать?

П.Х.: Не всегда, но это нужно почувствовать.

30849370_2082473988692775_177048236_o

А.: Раньше вы презентовали песню «Хайп хайп хайп», она о наболевшем?

П.Х.: Мы с братом не могли понять, почему так отстали от модных тенденций и начали пересматривать Версусы. Слово «хайп» сквозило там везде каким-то вирусом, и оно нас так достало, что мы решили отдать его в жертву песне.

А.: А сами батлы тебе понравились?

П.Х.: Да, мне понравилась идея того, что ты не можешь сорваться на кулаки, как это обычно решалось во дворах. А тут ты должен словом и внутренней харизмой доказать свою правоту или отстоять удар, это круто.

А.: Ты хотел бы поучаствовать в чем-то таком и смог бы выдержать эту волну критики?

П.Х.: Я думал об этом, но к этому нужно готовиться.  Я не считаю, что я такой сообразительный в слове, поэтому мне было бы стремно. Но это интересно, потому что ты можешь узнать, что о тебе думают люди. За этой броней матерных слов, ругательств есть зерно правды о тебе. Ее всегда сложно слушать, но полезно.

А.: Приближается пора летних фестивалей, любишь на них выступать?

П.Х.: Да, мне нравится атмосфера, это очень клево. Мне даже нравится не так сам фестиваль, как дорога к нему. Я обожаю дорогу, ты, вроде, ничем не занимаешься, но есть повод остановиться на заправочке за кофе с хот-догом.

А: Какие планы на лето?

П.Х.: Будем все лето работать над новым альбомом.

А: Тогда желаем вам удачи и будем ждать премьеры! 

 

Текст: Анастасия Приходько,

Фото: Таня Ткачева